Двойной юбилей отечественной палеонтологии

УДК 929:56(4/5)

© 2012  А.Е. Нелихов, В.К. Голубев*, А.Г. Сенников*

*Палеонтологический институт им. А.А. Борисяка РАН

В 2012 году отечественная палеонтология отмечает два важных юбилея, тесно связанных друг с другом – 90 лет со дня рождения доктора биологических наук Петра Константиновича Чудинова и 60 лет с начала раскопок местонахождения пермских тетрапод, найденных им возле города Очёр Пермской области.

Петр Константинович принадлежал к плеяде крупнейших советских специалистов по ископаемым рептилиям. Он родился в 1922 году в поселке Юго-Камск Пермской области. Семья Чудиновых была большой – в ней подрастало четверо сыновей. Мать Петра Константиновича была учительницей, отец работал счетоводом в заводской конторе, увлекался земледелием. В 1938 году его арестовали по доносу в организации контрреволюционного заговора и приговорили к расстрелу. Дети получили негласный статус “сыновей врага народа”. Рассчитывать на поступление в университет они не могли, однако Петру Константиновичу удалось стать студентом Молотовского (ныне Пермского) государственного университета.

С выбором специальности сложностей не было. Петр Константинович с детства предполагал для себя две судьбы – либо лесничего, либо геолога, чтобы быть ближе к природе. В конце концов, выбрал второе. В 1946 году П.К. Чудинов защитил диплом, посвященный ископаемым водорослям пермского возраста, и остался заниматься научными исследованиями при университете. Затем пять лет проработал полевым геологом в поисковой конторе, проводя съемки западных районов Пермской области и Удмуртии, пытаясь разработать стратиграфию пермских отложений края. Во время этой работы Чудинов все чаще приходил к мнению, что без знания палеонтологии, особенно палеонтологии позвоночных, нельзя разобраться в хаотичном напластовании пермских пород. Возможно, это соображение так и осталось бы досужей идеей, если бы не вмешался случай.

Осенью 1949 года бывший сокурсник П.К. Чудинова, руководившей партией по поиску минерала волконскоита, подарил ему череп ископаемой рептилии, найденный в шурфе возле города Очёр. Петр Константинович заинтересовался находкой, но попытки определить ее остались безуспешными. Череп стал казаться Чудинову едва ли не ключом к разгадке стратиграфии всех пермских красноцветов. Чтобы выяснить его принадлежность к той или иной группе животных, Петр Константинович в 1951 году неожиданно для самого себя решился на отчаянный поступок: тайком от начальства на три дня оставил геологическую партию и отправился в Москву, в Палеонтологический институт АН СССР, где рассказал о находке выдающемуся специалисту в области ископаемых позвоночных Ивану Антоновичу Ефремову. И.А. Ефремову приглянулся молодой человек, и он посоветовал П.К. Чудинову заняться палеонтологией. Несколько месяцев спустя П.К. Чудинов успешно сдал экзамены и был зачислен в аспирантуру Палеонтологического института.

На следующий год вместе с небольшим отрядом он начал пробные раскопки возле Очёра. Объем земляных работ составил 300 кубометров, удалось выяснить, что кости залегают единой полосой на протяжении более 200 метров, однако на значительной глубине. “О ручных раскопках массива пород не могло быть и речи. Масштабы захоронения, контуры которого под землей можно было представить, подавляли и вызывали чувство беспомощности. Успех мог быть достигнут только с применением тяжелых бульдозеров”, – писал П.К. Чудинов. Гораздо более эмоционально высказался его научный руководитель И.А. Ефремов: “Срыть к черту этот холм и добыть новую фауну!”

Ежегодно И.А. Ефремов вместе с П.К. Чудиновым направляли заявки на организацию специальной Очерской экспедиции, но только в 1957 году получили искомую сумму. Раскопки проводились бульдозером, который снимал породу тонким слоем. За техникой непрерывно шагали раскопщики, следя, чтобы кости не отправились в отвал. “Маленький череп весит 100 граммов и свободно умещается на ладони. Он настолько хрупок, что может поломаться от неосторожного прикосновения. Тем не менее, бульдозер был пущен для непосредственной разработки костеносного слоя. Я принял это решение, но чувствовал себя варваром, поднявшим руку на произведение искусства”, – вспоминал П.К. Чудинов.

Раскопки продолжались три полевых сезона (1957, 1958, 1960). Удалось разработать площадь в 6000 квадратных метров, глубиной до 15 метров, объем вынутой породы исчислялся 40-45 тысячами кубометров. В разные годы вместе с П.К. Чудиновым в Очере работали будущий академик Л.П. Татаринов, палеонтологи Е.Д. Конжукова и А.К. Рождественский, лучшие препараторы Палеонтологического института М.Ф. Лукьянова и М.П. Жукова, будущий писатель Г.М. Прашкевич. Петр Константинович по этому случаю однажды процитировал Николая Гумилева: “Нас много здесь собралось с молотками, и вместе нам работать веселей!”

Было добыто более тысячи костей рептилий и амфибий преимущественно новых видов и родов, составивших особую, так называемую очёрскую фауну пермского возраста. В Палеонтологическом институте еще помнят, что в середине шестидесятых годов все мастерские были буквально завалены образцами из Очёра. Препарирование основных находок закончилось лишь в 1967 году.

Как говорил И.А. Ефремов, открытия, подобные Очёру, происходят раз в полвека. “На это я ответил ему весьма легкомысленно, что еще хочу раскопать одну-две таких фауны, – вспоминал П.К. Чудинов и добавлял: – Раскопать, наверное, можно, а изучить нельзя”. Изучение в самом деле заняло более десяти лет. По находкам из Очёра были описаны два новых семейства (Eotitanosuchidae, Estemmenosuchidae), одно подсемейство (Otsheriinae), десять новых родов (Eotitanosuchus, Biarmosuchus, Biarmosaurus, Archaeosyodon, Estemmenosuchus, Otsheria, Chthomaloporus, Anoplosuchus, Ivantosaurus, Zopherosuchus).

Экспедиции в Очёр и описание найденной фауны составили знаменательную страницу не только в жизни П.К. Чудинова, но и во всей истории отечественной палеонтологии. Едва ли какие-нибудь другие находки (кроме, разве что мамонтенка Димы) вызывали в СССР такой ажиотаж. Про раскопки Чудинова можно было прочесть в газетах “Труд”, “Комсомольская правда”, “Пионерская правда”, журналах “Природа”, “Техника-Молодежи”, даже в “Веселых Картинках”. Зарубежная пресса тоже уделила им немало внимания. Как писал английский журнал The Nature, в Очёре выкопали “целый палеонтологический музей”.

Таких масштабных раскопок в нашей стране больше не было, да и во всем мире их вряд ли наберется с десяток. Не удивительно, что очёрская эпопея затмила остальные экспедиции Петра Константиновича, о которых мало кому известно. Между тем их было немало, и многие увенчались крупными успехами. Петр Константинович был на редкость удачливым охотником за ископаемыми. География его поисков обширна – от Актюбинской области Казахстана до Пай-Хоя на севере. Перечень займет целую страницу, в нем будут все важные местонахождения остатков позвоночных пермского и триасового возраста. Укажем только некоторые – Устье Стрельны, Вязники, Мамадыш, Большой Китяк, Ишеево, Семин овраг, Федоровка, Кобра, Рассыпная.

Еще было участие в совместной Советско-Китайской экспедиции, где П.К. Чудинов был заместителем начальника с советской стороны (1959), раскопки местонахождения остатков динозавров в Бугин-Цав в Монголии (1964), работа в Советско-Монгольской палеонтологической экспедиции (1968, 1969, 1973).

Среди уникальных трофеев П.К. Чудинова можно упомянуть череп пробурнетии, найденный им вместе с Л.П. Татариновым возле Котельнича (1956), серию скелетов, черепов и отдельных костей пеликозавров-казеид с Пинеги (1956), несколько тонн породы со следами примитивных тетрапод из Казахстана (1957), целый череп венюковии из местонахождения Малый Уран (1972)… Каждая из таких находок может послужить украшением любого научного собрания, и в том, что Палеонтологический институт РАН по праву считается одним из богатейших в мире, есть немалая заслуга П.К. Чудинова.

В истории палеонтологии П.К. Чудинов остался не только как замечательный охотник за ископаемыми (он называл себя последним представителем романтической эпохи палеонтологии), но и как выдающийся специалист в области палеогерпетологии.

Его интересы были преимущественно связаны с тетраподами пермского периода, в основном диноцефалами, а также с проблемами стратиграфии и генезиса красноцветных пород; палеоэкологии и эволюции древних рептилий. Главной его работой стала монография “Ранние терапсиды” (1983), защищенная им в качестве докторской диссертации. По своему значению она, без преувеличения, входит в число важнейших палеонтологических работ второй половины XX века. Как шутил по этому поводу И.А. Ефремов, “превращение П.К. Чудинова из геолога в палеонтолога прошло на редкость успешно”. П.К. Чудинов заслужил широкое признание среди ученых и в нашей стране, и за рубежом. Он был почетным членом Российского палеонтологического общества, иностранным членом Американского общества палеонтологии позвоночных. Разделы, написанные П.К. Чудиновым, вошли в мировые сводки по палеонтологии позвоночных «Traité de Paléontologie» (1961); «Основы палеонтологии. Земноводные, Пресмыкающиеся и птицы» (1964), до сих пор остающиеся настольными справочниками для специалистов. Нельзя не упомянуть и его многолетнее сотрудничество, а также личную дружбу с замечательным американским палеонтологом Э.К. Олсоном.

П.К. Чудинов многое сделал для популяризации палеонтологических знаний. Он писал статьи для многих газет и журналов, в том числе региональных. В его библиографии, к примеру, есть публикация в шахтерской газете “Джезказганский рабочий” (1957). Особое место занимает и его стремление запечатлеть наиболее важные и интересные страницы истории науки. Его книга о И.А. Ефремове до сих пор остается фактически единственной монографической биографией в области отечественной палеонтологии. Всем этим по праву может гордиться не только российская, но и мировая палеонтология. Сейчас уже нельзя представить, насколько беднее были бы наши представления о пермском периоде, если бы не состоялись раскопки П.К. Чудинова в Очёре и многих других местонахождениях, и если бы не было его тщательного изучения добытой фауны.

Вам может быть интересно

мз

«Наука в вузовском музее» — расписание и программа конференции

эко

В Новомосковске прошла конференция по экологическим проблемам

Актуальное